Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Сообщество студентов Кировской ГМА

Январь 20, 2017, 08:49:45

Автор Тема: Николай Иванович Пирогов  (Прочитано 6385 раз)

Оффлайн Цирус

  • Посвященный
  • ***
  • Сообщений: 66
  • Карма: +11/-0
  • Пол: Мужской
  • Наша цель причинять добро и наносить пользу
    • http://vk.com/id21045093

Николай Иванович Пирогов
« : Февраль 01, 2012, 19:12:44 »
Воспитанный на лучших традициях русской медицинской школы, Николай Иванович Пирогов (1810—1881) развернул широкую творческую научную деятельность, продолжавшуюся свыше 45 лет. Труды Н. И. Пирогова в области топографической и хирургической анатомии свидетельствуют о том, что он является основоположником этой науки.

Выдающийся советский хирург Н. Н. Бурденко писал, что Н. И. Пироговым «были созданы новые методы исследования в изучении анатомии, новые методы в клинической медицине, была также создана военно-полевая хирургия. В этих работах в философско-научной части он дал метод, утвердил господство метода и явил пример использования этого метода. В этом Пирогов нашел свою славу»( Н. Н. Бурденко, К исторической характеристике академической деятельности Н. И. Пирогова (1836—1854), Хирургия, № 2, стр. 8, 1937).
В научных исследованиях Н. И. Пирогов придавал огромное значение методу. Он говорил: «При специальных занятиях метод и направление — вот главное»( Н. И. Пирогов, По поводу занятий русских ученых за границей, газета «Голос», № 281, 1863).
Еще на заре своей научной деятельности Н. И. Пирогов, разрабатывая диссертационную тему о перевязке брюшной аорты, показал, что при применении метода одномоментной перевязки брюшной аорты большая часть животных погибает, в то время как постепенное сжатие брюшной аорты обычно сохраняет жизнь животных и предупреждает развитие тех тяжелых осложнений, которые вызываются одномоментной перевязкой. Ряд оригинальных и в высшей степени плодотворных методов исследования применил Н. И. Пирогов и в изучении топографической анатомии.
Топографическая анатомия существовала и до Пирогова. Известны, например, руководства по топографической (хирургической) анатомии французских хирургов Вельпо, Бландена, Мальгеня и др. (аналогичные курсы, изданные до появления трудов Пирогова в других странах, в сущности были копией французских). Все эти руководства удивительно похожи одно на другое как по названию, так и по содержанию. И если в свое время они сыграли известную роль как справочники, в которых были собраны полезные для хирургов сведения, сгруппированные по областям человеческого тела, то научная ценность этих руководств была относительно невелика по ряду причин.
Во-первых, приведенные в руководствах материалы были лишены в значительной мере научной точности, поскольку точных методов топографо-анатомического исследования тогда еще не существовало; это привело к тому, что в руководствах были допущены грубые ошибки, не говоря уже о том, что в них отсутствовало истинно научное, удовлетворяющее запросам практики направление. Во-вторых, в ряде случаев не выполнялось важнейшее требование подлинно топографического изучения областей, важного для целей хирургической практики. При изготовлении препаратов, имевших целью показ важнейших топографо-анатомических взаимоотношений различных органов, удалялись клетчаточные ифасциальные элементы, удерживающие сосудисто-нервные пучки, или игнорировались ориентиры.
В «Хирургической анатомии артериальных стволов и фасций» Н. И. Пирогов писал: «...Что хуже всего, авторы не объясняют искусственности... положения частей и дают, таким образом, учащимся неточные, ложные понятия о топографии той или иной местности. Взгляните, например, на 2-ю, 3-ю и 4-ю таблицы анатомии Вельпо и вы увидите, что чрезвычайно трудно судить по ней об истинном положении и расстоянии нервов, вен и мышц от сонной, подключичной и подмышечной артерий... Никто из... авторов не дает нам полной хирургической анатомии артерий: рисунков плечевой и бедренной артерий нет ни у Вельпо, ни у Бландена... Ни один из авторов не дает рисунков с препаратов фасций, которые покрывают плечевую и бедренную артерию и которые следует тщательно открыть и перерезать при перевязке артерии. Атласы Тидемана, Скарпы и Манека не имеют никакого отношения к хирургической анатомии артерий»( Н. И. Пирогов, Хирургическая анатомия артериальных стволов и фаСцнй, СПБ, стр. VI, 1881).
Труды Н. И. Пирогова произвели полный переворот в представлениях о том, как нужно изучать топографическую анатомию, и доставили ему мировую славу. Академия наук в Петербурге присудила Пирогову Демидовскую премию за каждый из трех его выдающихся трудов, относящихся к области топографической анатомии: 1) «Anatomia chirurgica truncorum arterialium atque fasciarum fibrosarum» (1837) («Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций»); 2) «Полный курс прикладной анатомии человеческого тела с рисунками. Анатомия описательно-физиологическая и хирургическая» (вышло всего несколько выпусков, посвященных конечностям, 1843—1845); 3) «Anatome topographica sectionibus per corpus humanum congelatum triplici directione ductis illustrata» («Топографическая анатомия, иллюстрированная разрезами, проведенными через замороженное тело человека в трех направлениях») (1852—1859).
Уже в первом из этих трудов Н. И. Пирогов совершенно по-новому осветил задачи хирургической анатомии; в нем впервые нашло необычайно полное выражение новое направление в хирургии — анатомическое. Н. И. Пирогов установил важнейшие для хирургической практики законы взаимоотношений кровеносных сосудов и фасций, составляющие основу топографической анатомии как науки (см. главу 3).
«Anatome topographica» представляет собой больших размеров атлас, содержащий 970 рисунков, которые изображают распилы различных областей замороженного человеческого тела. К атласу приложены объяснения на латинском языке, составившие 796 страниц убористого текста. Создание атласа распилов, завершившее исполинский труд Н. И. Пирогова, явилось торжеством русской медицинской науки: до него не было создано ничего равного этому атласу по идее и ее осуществлению. Взаимоотношения органов представлены в этом атласе с такой исчерпывающей полнотой и ясностью, что данные Пирогова всегда будут служить отправным пунктом для исследований в этой области.
Ни один из существовавших до Н. И. Пирогова методов топографо-анатомического исследования нельзя считать подлинно научным, ибо при них не соблюдалось основное требование к проведению такого исследования: сохранение органов в их естественном, ненарушенном положении. Только метод распилов замороженного трупа дает наиболее точное представление о действительном взаимоотношении органов (само собой разумеется, что современный рентгенологический метод изучения топографо-анатомических взаимоотношений является крупнейшим достижением медицинской науки).
Величайшей заслугой Н. И. Пирогова является то, что как в «Прикладной анатомии», так и в «Топографической анатомии» он придал своим исследованиям анатомо-физиологическое направление. На первый взгляд может показаться, что, изучая топографию органов на распилах, мы не можем уяснить ничего, кроме статического положения органов. Однако такой взгляд — явное заблуждение. Гениальная идея Пирогова в том и состоит, что он использовал свой метод распилов для изучения не только морфологической статики, но и функции органов (например, суставов), а также различий в их топографии, связанных с изменением положения тех или иных частей тела и состояния соседних органов (см. главу 2).
Н. И. Пирогов использовал метод распилов и для разработки вопроса о наиболее целесообразных доступах к различным органам и рациональных оперативных приемах. Так, предложив новый способ обнажения общей и наружной подвздошных артерий, Пирогов произвел серию распилов в направлениях, соответствующих кожным разрезам при этих операциях. Распилы Пирогова отчетливо показывают значительные преимущества обоих его способов по сравнению со способами Купера, Абернети и др.
Н. И. Пирогов  (1810—1881).
Важно отметить, что при разработке своих способов обнажения подвздошных артерий Пирогов несколько сот раз испытал их на трупах, а затем 14 раз произвел перевязку этих сосудов на больных.
Второй оригинальный способ изучения топографии внутренних органов, предложенный и осуществленный Н. И. Пироговым, назван им анатомической скульптурой. Этот метод не уступает по своей точности изучению топографии на распилах замороженных трупов (подробно о нем см. в главе 2).
Таким образом, огромные заслуги Н. И. Пирогова в области топографической анатомии состоят в том, что он:
1) создал учение о взаимоотношениях кровеносных сосудов и фасций;
2) заложил основы топографической анатомии как науки, впервые широко применив метод распилов замороженных трупов, анатомическую скульптуру и эксперимент на трупе; 3) показал значение топографо-анатомических исследований для изучения функции органов;
4) установил изменения в топографии ряда областей, связанные с различным функциональным состоянием органов или развитием в них патологических процессов;
5) положил начало учению об индивидуальной изменчивости формы и положения органов;
6) впервые установил взаимоотношения между различными отделами центральной нервной системы и уточнил топографию периферических нервов и связей между ними, обратив внимание на значение этих данных для практики; впервые представил топографо-анатомическое описание синовиальных влагалищ кисти и пальцев, клетчаточных пространств конечностей, лица, шеи, изложил детальную топографию суставов, полости носа и рта, грудной и брюшной полости, фасций и органов таза;
7) использовал данные топографо-анатомических исследований для объяснения механизма возникновения ряда патологических состояний и для разработки рациональных оперативных доступов и приемов.
Из всего сказанного с несомненностью вытекает, что Н. И. Пирогов является основоположником топографической анатомии как науки. Его труды оказали и продолжают оказывать огромное влияние на развитие всей топографической анатомии.
Однако не только широко применявшийся Пироговым эксперимент на трупе способствовал развитию хирургических знаний. Н. И. Пирогов осуществил в больших масштабах и эксперимент на животных, причем экспериментально-хирургическая деятельность Пирогова составляет значительную часть его научного творчества. Уже в диссертации Пирогова о перевязке брюшной аорты выявился его огромный талант как в постановке опытов, так и в трактовке их результатов. Н. И. Пирогову принадлежит приоритет в ряде вопросов патологии кровообращения. Его опыты с перерезкой ахиллова сухожилия и результаты изучения им процесса заживления ран сухожилий не потеряли научной ценности до сих пор. Так, установки Пирогова нашли подтверждение в современных исследованиях выдающегося советского биолога О. Б. Лепешинской. Опыты Пирогова по изучению действия эфирных паров признаются классическими.
Н. И. Пирогов как бы предвидел то, что выразил и столь блестяще осуществил в своей деятельности, невиданной по размаху и результатам, наш гениальный соотечественник Иван Петрович Павлов, которому принадлежат замечательные слова: «Только пройдя через огонь эксперимента, вся медицина станет тем, чем быть должна, т. е. сознательной, а следовательно, всегда и вполне целесообразно действующей».

 

Быстрый ответ

В быстром ответе можно использовать BB-теги и смайлы.

Имя: E-mail:
Визуальная проверка:
Структурная единица легкого:
"Трубка" соединяющая глотку и главные бронхи: