Сообщество студентов Кировской ГМА

Учеба => Латинский язык => Иностранные языки => Кафедры - учебные материалы => Разбор вопросов => Тема начата: Lux от Апрель 04, 2011, 17:06:22

Название: Литературное наследие античной медицины и совершенствование проф. языка
Отправлено: Lux от Апрель 04, 2011, 17:06:22
Вместе с тем в XI в. начинается возрождение европей­ской медицины, особенно после открытия в г. Салерно (Ита­лия) первой в Западной Европе медицинской школы. Самое ценное наследие античной медицины хранилось и разви­валось в этой школе. Для обучения тех, кто хотел полу­чить здесь образование, требовались учебники. Пришлось срочно переводить на латинский язык арабские пере­воды с греческого. В XI—XII вв. было выполнено не­сколько десятков таких переводов сочинений Гиппо­крата, Галена, Аристотеля и др. Европейские врачи осознавали необходимость возвраще­ния к первоисточникам, к подлинникам античной меди­цины, часто искаженным неверными многоступенчатыми переводами с одного языка на другой, а иногда и на тре­тий язык. Необходимо было вернуть словам их точное значение. Повсеместно в Европе возрождается интерес к эллинским и эллинистическим авторам. На территории Италии это даже несколько предварило по времени эпоху Возрождения (XV—XVI вв.), ознаменовавшую перестрой­ку в общественном сознании и культуре.

Развертывается целенаправленная борьба за языко­вое единство профессионального языка медицины, из­бавление его от "пороков" средневековой "варварской" латыни, очищение от варваризмов и арабизмов, за со­кращение количества синонимов. В процессе этой борьбы гуманистами формируется новая латынь — латынь Возрождения, берущая за образец писателей классической латыни.

В 1443 г. было обнаружено сочинение Корнелия Цельса "О медицине", впервые изданное в 1478 г. во Флоренции.

Латынь Возрождения недвусмысленно претендует на роль единого языка международного научного и об­щекультурного общения.

Ученые-медики этой эпохи являлись также и замеча­тельными филологами. XVI в. — это век анатомических открытий. Ведущая роль в них принадлежит фламандцу по рождению, воспитаннику итальянского медицинского университета в Падуе (Италия) Андрею Везалию (1514—1564).